Home | Песня | Раскинулось Море Широко

Раскинулось Море Широко

By
Font size: Decrease font Enlarge font

И волны бушуют вдали. Товарищ, мы едем далеко, Подальше от нашей земли.

Не слышно на палубе песен, 

И Красное море волною шумит,

А берег суровый и тесен, ь

Как вспомнишь, так сердце болит.

На барке уж восемь пробило –

Товарища надо сменить.

По трапу едва он спустился,

Механик кричит: ''Шевелись!''

''Товарищ, я вахты не в силах стоять, - 

Сказал кочегар кочегару, -

Огни в моих топках совсем прогорят;

В котлах не сдержать мне уж пару>

Пойди заяви, что я заболел

И вахту, не кончив, бросаю.

Весь потом истек, от жары изнемог,

Работать нет сил – умираю''.

Товарищ ушел… Лопатку схватил,

Собравши последние силы,

Дверь топки привычным толчком отворил,

И пламя его озарило:

Лицо его, плечи, открытую грудь,

И пот, с них струившийся градом, -

О, если бы мог кто туда заглянуть,

Назвал кочегарку бы адом!

Котлы паровые зловеще шумят,

От силы паров содрогаясь,

Как тысячи змей пары же шипят,

Из труб кое-где пробиваясь.

А он, извиваясь пред жарким огнем,

Лопатой бросал ловко уголь;

Внизу было мрачно: луч солнца и днем

Не может проникнуть в тот угол.

Нет ветра сегодня, нет мочи стоять.

Согрелась вода, душно, жарко, -

Термометр поднялся на сорок пять.

Без воздуха вся кочегарка.

Окончив кидать, он напился воды –

Воды опресненной, не чистой,

С лица его падал пот, сажи следы.

Услышал он речь машиниста:

''Ты вахты не кончив, не смеешь бросать,

Механик тобой недоволен.

Ты к доктору должен пойти и сказать, -

Лекарство он даст, если болен''.

За поручни слабо хватаясь рукой,

По трапу наверх он взобрался;

Идти за лекарством в приемный покой

Не мог – от жары задыхался.

На палубу вышел, - сознанья уж нет.

В глазах его все помутилось,

Увидел на миг ослепительный свет,

Упал… Сердце больше не билось…

К нему подбежали с холодной водой,

Стараясь привесть его в чувство,

Но доктор сказал, покачав головой:

''Бессильно здесь наше искусство…''

Всю ночь  лазарете покойник лежал,

В костюме матроса одетый;

В руках на груди крест из воску лежал;

Воск таял, жарою согретый.

Проститься с товарищем утром пришли

Матросы, друзья кочегара.

Последний подарок ему поднесли –

Колосник обгорелый и ржавый.

К ногам привязали ему колосник,

В простыню его труп обернули;

Пришел пароходный священник-старик,

И слезы у многих сверкнули.

Был чист, неподвижен в тот миг океан,

Как зеркало воды блестели;

Явилось начальство, пришел капитан,

И ''вечную память'' пропели.

Доску приподняли дрожащей рукой,

И в саване тело скользнуло,

В пучине глубокой, безвестной морской

Навеки, плеснув, утонуло.

Напрасно старушка ждет сына домой;

Ей скажут, она зарыдает…

А волны бегут от винта за кормой,

И след их вдали пропадает.

 

(1900-е годы), (1917) 

Subscribe to comments feed Comments (0 posted)

total: | displaying:

Post your comment

  • Bold
  • Italic
  • Underline
  • Quote

Please enter the code you see in the image:

Captcha

Rate this article

0
www.asvetlana.com domra